Просмотров: 299

Джазовое трио Анджея Ягодзинского в Воронеже

Подробности «Российская Газета»

jazz В рамках проекта «Джазовые сезоны» в Воронеже выступило трио Анджея Ягодзинского.
Яркий блик скользит по лакированным изгибам контрабаса и падает на крышку рояля. Инструмент отзывается осторожным аккордом, а миг спустя в зал льется музыка великого Фредерика Шопена. Классическая мелодия превращается в джазовую так естественно, словно была ею всегда. Роялю вторят контрабас и барабаны. На сцене воронежской филармонии трио Анджея Ягодзинского.
Немного о коллективе рассказал ведущий концерта джазовый обозреватель «Радио России» Михаил Митропольский. Польская джазовая школа — одна из сильнейших в Европе. Она выпустила множество джазменов, чьи имена вошли в историю мировой музыки.
Трио Анджея Ягодзинского — прекрасный пример польских джазовых традиций. Коллектив в этом году отмечает свое двадцатилетие, и все это время состав трио остается неизменным. Это сам Анджей Ягодзинский — виртуозный пианист, контрабасист Адам Цегельский и барабанщик Чеслов Бартковский.
Надо заметить, что в апреле Бартковскому исполняется семьдесят лет, однако поверить в это сложно. С его свежего лица не сходит мальчишеская улыбка, а энергии хватит на десяток барабанщиков. Чеслов на своем веку успел переиграть со всеми известными европейскими джазистами и многими музыкантами из США.
Музыканты не играют мелодию, они живут ее, погружаясь в нее полностью, словно остального мира не существует. Так же эту музыку хочется и воспринимать — закрыть глаза, отрешиться от всего, забыть о том, что вокруг много людей. Даже не любоваться изысканной красотой инструментов. Просто слушать, как руки пианиста то бродят в задумчивости по клавишам, то проливаются на них стремительным весенним ливнем. Фейерверком рассыпаются барабанные ритмы, вплетается соло контрабаса. Это джаз, гармоничный и чувственный.
Во втором отделении к трио присоединилась вокалистка Агнешка Вельчинская. Она заговорила со зрителями и как бы связала воедино отдельные миры — музыкантов и зал. Выступление «увеличенного трио» началось с джазовых стандартов. «Джаз в его привычном виде», по выражению Михаила Митропольского. Но это было только начало.
Как известно, для американского джаза основой стала афро-американская духовная музыка. Польские музыканты нашли альтернативу этой традиции: к Шопену добавились польские народные песни и композиции, основанные на протестантских песнопениях.
Интересно, что взять за основу джаза такой материал Ягодзинскому предложил протестантский священник, однажды предоставивший коллективу свою церковь для проведения концерта. Так появилась пластинка, название которой переводится как «Твердыня наша». В ней можно найти даже сочинения Мартина Лютера. Столь неожиданного происхождения музыка оказалась удивительно подходящей основой для джаза.
Вместе с глубоким многогранным вокалом Агнешки она стала отличным завершением вечера. Коллективу аплодировали стоя.

Ольга Львова

Запись опубликована в рубрике Российская Газета с метками , , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *