Просмотров: 847

Елена и Игорь Горяиновы. «Земля Репьёвская»

Подробности «Российская Газета»

goryinovv Краеведческому музею в селе Репьевка Воронежской области исполнилось 25 лет. От сотен других подобных заведений он отличается сочетанием классической экспозиции и музея восковых фигур. Одетые в крестьянские и казачьи наряды манекены снабжены лицами и руками репьевцев.
— Это мой старший брат Александр, 15 лет назад брат умер, а тут его можно увидеть, — художник Игорь Горяинов трогает за плечо парня в вышитой рубахе. На кудрях у парня картуз, из-под него торчит цветок, в руках гармонь.
Как и Игорь, брат был художником, работали в одной оформительской мастерской. Когда в конце 80-х репьевский райком КПСС постановил открыть в селе музей, оформить первые стенды о природе родного края предложили своим.
— Наши отказались. Заказали художественному фонду — там нарисовали безлико и дорого. А хотелось, чтобы было вкусно… Я упертый — взялся и один за зиму сделал.
Чучела зверей, населяющих пойму реки Потудань, размещены по законам композиции и драматургии: лиса крадется за зайцем, по красивой дуге падает на куропатку коршун, толстый бобер грызет сук.
Ландшафты местные: коршун охотится в урочище Майдан, бобер работает у хутора Дракино. Там на потуданский лед сходились подраться казаки и москали — поселения запорожцев и стрельцов, строивших в XVII веке Белгородскую засечную черту, здесь вперемешку.
Гармонично расселив по родному краю зверей, птиц и рыб, Горяинов с одобрения райкома стал создавать людей.
— Повесить народные костюмы на вешалки неинтересно, а одеть в старинную одежду земляков — уже символично. Опять мои товарищи воспротивились — не верили, что справятся. А я их научил — гипсовые маски снимать, глаза делать, руки…
Человеческий глаз делается из маленькой лампы: осторожно отбивается цоколь, на колбе рисуется зрачок и радужка. Глаз вставляют в гипсовое лицо, поверх накладывают веки. Маску с лица художник научился снимать в худучилище.
— Я не особо старалась, без ресниц делала. А Наталья Петренко ресницы под веки подкладывала, оттого у нее взгляд осмысленный, — художница Татьяна Швецова стоит рядом со своей гипсовой копией, одетой в нарядный женский костюм. По вышивке на платье и цвету нашитых на передниках лент можно определить, из какого села ли казачка, замужем и есть ли дети.
— Ширина клеток на выходной юбке зависела от размеров земельного надела, — рассказала директор музея Людмила Лысенко.
В углу устроена землянка. В ней, упершись невидящим взглядом в дощатый стол, сидит командир в накинутой на плечи шинели. Концертмейстер народного хора Алексей Бакулин присаживается рядом и принимает ту же позу. Первые годы после открытия работники культуры, отдавшие музею свои лица и руки, охотно позировали рядом с самими собой, теперь многие перестали.
На стене схема сражения за Репьевку летом 1942 года. Красные полоски над Потуданью — позиции курсантов летного училища: три роты, усиленные пулеметным взводом. Черная стрелка им в лоб — ожидаемое наступление противника. Изогнутая за спину — реальное наступление.
В соседней комнате казачья изба. Изогнула спину кошка, хозяйка возится в печи, ее муж плетет корзину. Спит в люльке младенец, в углу иконы под рушником, из-за печки выглядывает теленок. У мужа знакомая шевелюра.
— Это снова Александр, а хозяйка — наша художница Наталья Петренко. У них с братом родился сын вне брака. А эту комнату придумала Наталья — она хотела таким образом показать ему, как все могло быть. Хоть так реализовать свою мечту о семейном счастье.
Младенец в люльке, когда подрос, стал прототипом пионера и пионерки для школьного уголка.
Населив землю, Горяинов принялся ее ковырять. Познакомился с археологами и летом пропадает с ними в экспедициях. Купил металлодетектор и ходит с ним по окрестностям. Репьевка — старинное купеческое село, интересного много попадается.
— Это ковырушко, — показал крохотную бронзовую ложечку. — Их на шее носили.
На полке глиняный сосуд неправильной формы с треснувшим дном.
— Ему 3,5 тысячи лет, катакомбная культура. Тогда люди еще не знали гончарного круга.
Для вузовского музея Горяинов слепил бюст половецкого хана. В мастерской лежат царские врата для белгородского храма, во дворе — матрица герба для села Красного, три ореха на щите. В Доме школьника Горяинов преподает живопись, в Доме культуры работает с несколькими музыкальными коллективами — основанный им ВИА «Верность» занял когда-то первое место на областном конкурсе. Ездит с семьей на туристические слеты и бардовские фестивали.
Пока мы разговаривали, пока Игорь Николаевич показывал свои сокровища, жена его Елена Анатольевна, быстрая хохлушка-хохотушка, накрыла на стол: «Обожаю кормить мужчин». Потом они с мужем пели.
— Гимн Репьевки сочинили от нечего делать, — сообщила Елена Горяинова. — Я написала стихи, муж подобрал музыку…
Поют Горяиновы душевно, в гимне есть слова: «Наклонились вербы, плачут — это не беда. Ведь река Потудань значит чистая вода». Наперекор общепринятой версии названия водоема: на одном берегу платили дань татарам, на другом нет, — Горяинов изобрел свою.
— Потудон переводится с языка скифов как чистая вода.

Антон Валагин

Запись опубликована в рубрике Российская Газета с метками , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Один комментарий на «Елена и Игорь Горяиновы. «Земля Репьёвская»»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.