Просмотров: 751

Колокололитейный завод Анисимова, Воронеж

Подробности «Российская Газета»

anisimov Пятитонный колокол для звонницы Исаакиевского собора отлили на воронежском заводе.
Конкурс на изготовление 11-колокольной звонницы для государственного музея-заповедника «Исаакиевский собор» — взамен утраченной в 30-е годы — выиграл воронежский колокололитейный завод. Общая сумма контракта 34 миллиона рублей, срок поставки — 14 ноября. Самый большой колокол — десятитонный — уже отлит. Его обрабатывают шлифмашинами, удаляя остатки опоки и наводя глянец.
— Потом искусственно старить будем, кислотой, — сообщил главный инженер предприятия Виктор Потапов.
Подготовка к отливке пятитонника началась рано утром. В 7.30 разошли печь, через три часа в нее загрузили металл. К середине дня из выложенного огнеупорным кирпичом жерла печи рвался короткий сноп пламени, как из истребителя на форсаже. Внутренность печи сияла нестерпимым солнечным блеском.
Рядом на поддоне высился штабель серебристых слитков. Это олово, его добавляют в последнюю очередь. Колокольная бронза на 80 процентов состоит из меди и на 20 — из олова. В печь попадают материалы высшей очистки — иначе звук будет не тот.
— У нас каждый вес — нота, а во Вьетнаме просто звук. И бьют у них снаружи, — Потапов показал полуметровый колокол для буддийского храма. Подвешенный к деревянной раме, висел треснувший чугунный колокол, отлитый в 1928 году. Есть здесь и колокол дореволюционного завода-предшественника с мощным и чистым звуком. Во дворе ожидали своей очереди на шлифовку куранты, которые скоро заиграют в Тамбове.
— Производству предшествует работа с клиентом: подбирается вес колоколов, их внешний вид. Определение параметров и подготовка документации занимает два месяца, — рассказал Потапов.
В углу мастерской механический молот ковал багровый колокольный язык. Язык делают из низкоуглеродистой стали, его величина и масса зависит от размеров колокола.
Температура в печи приближалась к 1200 градусам. Время от времени плавильщик в суконном костюме мешал варево длинным бревном. Бревно обугливалось на глазах. Перемешав, плавильшик брал длинный скребок и выгребал, как сливки, шлак. Багровые пласты тяжело падали в железный бак, которые уносил куда-то старый портальный кран. Над промзоной с грохотом пролетел сверхвуковой бомбардировщик — военный аэродром неподалеку.
Лазерный термометр показал нужный жар. В жерло печи забросили олово, еще раз перемешали, подставили к ее жерлу выложенный огнеупорным кирпичом желоб и наклонили печь. Жидкий металл побежал к черному отверстию в форме: сперва тонкой струйкой, затем быстрым огненным потоком. Перед формой поток ожидало асбестовое сито наподобие чайного, только метрового диаметра. Сито долго не выдерживало — начинало гореть. Его меняли на новое.
Отливка колокола заняла 10 минут. Ему дадут пару дней остынуть, вынут из формы, выбьют середину, отшлифуют. Откуют язык и отправят в Питер.

Антон Валагин

Запись опубликована в рубрике Российская Газета с метками , , , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.