Просмотров: 388

Концерт жестовой песни в интернате №6

Подробности «Российская Газета»

ear В воронежском интернате для слабослышащих детей состоялся концерт жестовой песни, посвященный мамам, бабушкам и учителям.
Интернат № 6 — учреждение особенное (если вообще бывают заурядные интернаты). Здесь учатся дети с ослабленным слухом и даже совсем без него. А там, где нет слуха, проблемы с речью и развитием. На асфальте перед интернатом нарисован большой колокольчик с последнего звонка, в ушах у детей слуховые аппараты, а аплодисменты мам и бабушек участники концерта только видят. Одноклассники в знак одобрения поднимают большой палец.
Концерты — здешняя традиция, их устраивают ко всем праздникам. Есть свой ансамбль «Поющие сердца», который много гастролирует и побеждает на фестивалях. «Этим летом, если денег дадут, ребята поедут в Болгарию», — рассказал директор Евгений Николькин. В интернате учится 133 ребенка. 17 живут пятидневку, остальных по утрам приводят родители.
— Мы учим детей говорить. Язык жестов примитивен, а наши выпускники худо-бедно могут разговаривать, великолепно читают с губ. Поэтому мы против инклюзивного образования — в обычной школе наши дети будут Маугли, — считает дефектолог Татьяна Перегудова. — Еще одно непродуманное решение — установка кохлеарных имплантантов всем слабослышащим подряд. Да, они начинают слышать, но многим это не помогает, так как они не могут понять услышанное. А деньги на это тратятся громадные: один имплантант стоит 1,3 миллиона рублей, — и второй раз долбить голову, чтобы его вытащить, никто уже не будет.
В интернате есть свои династии: одни выпускники, окончив вузы, возвращаются сюда работать, другие приводят детей.
— К сожалению, приток слабослышащих детей не уменьшается, — продолжила Перегудова. — Причиной тому плохая экология, наследственность, родовые травмы и болезни детей в раннем периоде. Родители пичкают малышей антибиотиками, не читая, что написано на упаковке. А там написано «для детей от трех лет» или «ототоксичен». Вот и результат…
В этот солнечный день результат был светлый и трогательный. Пятиклассницы показали песню про мам — глядя на них, сидящих в зале. На языке жестов «мама» — округлое движение от левой щеки к правой. «Люблю» — сердце, нарисованное ладонями на левой стороне груди. Второклассница медленно прочла стишок. На шпаргалке с текстом у нее были расставлены ударения, выделены гласные и фонетические связки. «Она про маму читает, а мама ее в Саратове, забыла про дочку давно. Воспитывает отец», — шепнул директор.
Школьники наряжали одноклассниц на время — те безмолвно снесли все «издевательства», — затем пригласили мам и бабушек на вальс. Чайковский гремел так, что пол дрожал — именно вибрацию танцоры и ощущают. Старшеклассник Иван Горбунов из «Поющих сердец» поставил танец пятиклашкам. Повинуясь движениям указательных пальцев режиссера танцоры двигались как роботы, тоненькая девчушка лихо крутила брейк-данс на полу.
Мамы завязывали девочкам банты — тоже на время. Одна, у которой сын, запуталась в лентах и смутилась. Бабушки принесли варенье на дегустацию. «Слишком сладко», — показывали дегустаторы, проводя ладонью по горлу. Крохотный первоклассник с огромным усилием, минуты за полторы, но произнес: «Ма-ма». Ему хлопали особенно сильно.

Антон Валагин

Запись опубликована в рубрике Российская Газета с метками , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.