Просмотров: 276

Перепишут всё живое

Подробности «Российская Газета»

pererpis В Воронежской области проходит пробная сельхозперепись — репетиция перед настоящей, в 2014 году. Прославившийся своими достижениями в аграрном секторе Лискинский район избран пилотной площадкой для обкатки статистических технологий.
— На нас смотрит вся страна. Ну, полстраны — одновременно с нами пробная перепись проходит в Ростовской области. Задача — апробировать материалы: инструкции, переписные бланки. Некоторые вопросы могут быть некорректно сформулированы или вызывать негативную реакцию. По итогам работы переписчики составят список замечаний, которые будут учтены при подготовке переписи настоящей, — рассказала руководитель районного подразделения Росстата Людмила Тихонова.
Замечания уже есть. Один из разделов незаметно переходит на следующую страницу бланка. «Переписчик этот «хвостик» не заметит», — уверена Тихонова. Увеличилась нагрузка на переписчиков — во время прошлой сельхозпереписи 2006 года каждому необходимо было обойти 150 дворов, на этот раз 200. Зато существенно выросла и их зарплата — 16,2 тысячи рублей против пяти с половиной в предыдущие годы.
— Сельхозперепись охватит всех производителей сельскохозяйственной продукции: крупные предприятия, фермерские и подсобные хозяйства. На селе переписчики дойдут до каждого двора, в городах — до каждого пятого подворья. Будут переписаны животные, земля и то, что на ней посажено, — продолжила Тихонова. — Многих вопросы о земле пугают — особенно в личных подсобных хозяйствах. Люди считают, что по итогам переписи им придется платить дополнительные налоги. Хочу сразу всех успокоить — статистика с фискальными органами в этом смысле не сотрудничает. Полученные данные конфиденциальны, они будут зашифрованы. Сведения эти необходимы, чтобы знать, сколько у нас земель сельхозназначения, что на ней растет, какой процент не используется — без них государство не может планировать аграрную политику.
Государству есть, на что обратить внимание: в лискинских магазинах бананы в два раза дешевле яблок. Раньше в районе был совхоз «Садовый» со своими фруктовыми деревьями, ягодником — теперь его нет.
Перед обходом Людмила Тихонова обстоятельно инструктировала переписчицу Нину Ломанцову: проверила наличие необходимых документов, поправила удостоверение на шее… Хотя Нина Федоровна человек не только опытный — две человеческие переписи за плечами, — но, как выяснилось, и талантливый.
Участок ей достался отдаленный: недавно присоединенный к городу хутор Калач, дачный пригород Лисок. Туда Ломанцова добирается на автобусе, возвращается на попутках. Отказать Нине Федоровне трудно.
— Список домов составлен неудобно: сначала сотые дома идут, потом первые. Искала тут улицу Холодный ключ — никто не знает, — а она Дачной оказалась, — Ломанцова неспешно, но неутомимо шагала по раскаленной улице. Над заборами свешивались отягощенные плодами ветви, Калач молчал, разморенный зноем. Даже собаки не тявкали.
Переписчица уверенно свернула в один проулок, в другой и вышла к дому с забором из дикого камня. На участке ковырялся мужчина. «Дед, иди смотреть, как машина прыгает!» -, послышался детский голос из дома. Отвечать на вопросы мужчина поначалу отказался: «Участок на дочку, а я здесь никто, работаю просто».
— А вы не на сахзаводе работали? — прищурилась Нина Федоровна.
— Там, — сменил тон мужчина.
— И я там работала…
Вспомнили начальников, нашлись общие знакомые и вот уже Ломанцова сидит в беседке, перед ней ваза с яблоками, а хозяин вспоминает площадь гаражей и переводит в квадратные метры кубатуру вкопанного во дворе бассейна. «Общий язык нахожу с людьми», — сказала Нина Федоровна, переписав упрямца.
В следующим адресе огород зарос травой, среди которой чахла грядка выжженых солнцем помидоров да три тыковки размером с огурец. В тени у дома сидела глубокая старушка с клюкой. «Она не слышит», — крикнула соседка. «Так и запишем, газон», — сделала пометку Нина Федоровна.
Третий дом утопал в цветах. Ломанцова открыла калитку, нас встретил ласковый черно-белый котенок и райское благоухание — цветы были повсюду. Среди них потерялись плодовые деревья, парники и малинник, крольчатник и курятник в глубине участка.
— Цветы — моя жизнь, — рассказывала хозяйка Нина Фурцева, пока Нина Ломанцова раскладывала бумаги. — Сколько их — сама не знаю. Цветут с ранней весны до поздней осени: начинают подснежники, заканчивают розы. Два года уже, как вышла на пенсию, а за двумя клумбами перед райгазом, где я раньше работала, продолжаю ухаживать.
Переписчица заполняет бланк: ФИО хозяйки, площадь участка, площадь построек на нем, сколько фруктовых деревьев.
— Две яблони, две сливы, две вишни, пять кустов смородины, малинник 10 квадратных метров, винограда пять корней: есть и винный, и столовый, — обстоятельно перечисляла хозяйка, — помидоров и огурцов по 50 квадратов…
— Овощи выращиваете для себя?
— Для себя и для сына.
— Продаете?
— Угощаю.
— Я вам ставлю восклицательный знак, — сказала Ломанцова. — Вы умница, трудолюбивая женщина, к вам приятно приходить… Цветочную рассаду у вас можно купить?
— Только раздаю.

Антон Валагин

Запись опубликована в рубрике Российская Газета с метками , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.