Просмотров: 43

Воронежская область «попала» под артобстрел

Воронежская область "попала" под артобстрел Подробности Российская Газета
На полигоне Погоново под Воронежем впервые заработала тяжелая артиллерия. Многочасовой канонадой 152-миллиметровых гаубиц «Акация», «Мста» и реактивных «Градов» завершились полевые учения артиллеристов Западного военного округа. Полк прибыл на учения из-под Брянска, а туда недавно переехал из Мурманской области. После северных просторов артиллеристов поразила теснота Центральной России. «Разве это полигон?! Вот на Севере — там да!» — командир самоходно-артиллерийского полка полковник Дмитрий Бельцев широко повел рукой, демонстрируя, насколько вольготно было стрелять в Заполярье. Дальность стрельбы гаубиц 24 км, под Воронежем они были вынуждены сократиться до минимума: пушки отправляли снаряды на пять километров, «Грады» — на четыре. Дальше нельзя — граница полигона, а за ним жилые дома. Чтобы ненароком не пальнуть куда не следует, соорудили из жердей «бабушкины окна», ограничители для стволов наподобие футбольных ворот. Огневая позиция полка растянулась на полкилометра. На левом фланге стояло несколько обычных пушек, потом пара устаревших «Акаций», дальше из танковых окопов торчали лобастые башни и длинные стволы самоходок «Мста». За каждой в отдельном окопчике на ящиках со боеприпасами сидели двое заряжающих. 152-миллиметровый осколочно-фугасный снаряд гаубицы весит 60 килограммов, тренажерный зал на такой работе без надобности.
Ходовая часть «Мсты» от танка Т-80, но башня намного просторнее: помимо массивного орудия, боезапаса и аппаратуры в ней с комфортом размещаются четыре человека. За их спинами торчат из укладки острые головки снарядов, поблескивают латунью гильзы зарядов. Пушку с семиметровым стволом заряжают в два приема: сперва метательный снаряд, затем пороховой заряд, отправляющий его к цели. Наводчик цель не видит — она где-то за горизонтом. Он знает, что орудие надо поднять и повернуть на определенные углы, которые ему сообщают с командного пункта батареи. Когда все готово, звучит команда «Триста! Тридцать!! Три!!!», наводчик дергает за желтый рычаг, упругий звук выстрела бьет по ушам тем, кто снаружи, а снаряд с хищным шелестом улетает в пространство. В башне выстрел почти не слышен — звукоизоляция хорошая.
— В первый раз я его и не заметил, — улыбнулся наводчик самоходки Сурадж Мурзоев. Он из-под Челябинска, прослужил десять месяцев, скоро домой.
— Год службы — реальная проблема. Полгода солдат проводит в учебке, осваивая специальность. Потом полгода доучивается у нас. Под конец ему удается несколько раз выстрелить из своей пушки и все — только-только сформировавшийся специалист демобилизуется, а нам надо учить нового, — рассказали офицеры.
В нескольких километрах перед огневой позицией зарыт в землю и прикрыт маскировочной сеткой командно-наблюдательный пункт артполка. В боевых условиях КНП окажется на передовой, поэтому офицеры здесь в маскхалатах и с автоматами. Отсюда наблюдают цели, разрывы снарядов и корректируют огонь. Сперва каждая батарея выпускает по одному снаряду — пристрелочному. Отметив разрыв, на КНП вносят поправки в прицел и дальше огонь ведется залпами.
— Сегодня мы выполнили семь разных задач, артиллеристы отстрелялись на «хорошо» и «отлично». Результатами я доволен, — рассказал командир полка.
Недавно самоходки научили новому фокусу: благодаря механизации заряжания скорострельность орудия увеличилась и «Мста» успевает выпустить несколько снарядов по разным траекториям так, чтобы к цели они прилетели одновременно. Такой режим называется «Шквал огня».
Антон Валагин

Запись опубликована в рубрике Российская Газета с метками , , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *